Интервью Л.В. Сретенского 5 октября 2000 года

Материал из Ярославского Государственного Университета им. П.Г. Демидова

Перейти к: навигация, поиск

Это интервью можно посмотреть в формате RealMedia. Для проcмотра необходим RealPlayer. Вы можете также посмотреть еще одно интервью, данное Львом Владимировичем в 1995 году, к 25-й годовщине со дня открытия университета.

Вопрос: Лев Владимирович, как Вам предложили возглавить Университет?

Ответ: Хотя это было и давно, но вспоминается все довольно четко. По-моему, в начале осени 69го года педагогическая общественность Ярославля узнала, что обком партии хочет создавать в Ярославле университет. Все это восприняли, конечно, с одобрением, все знали, что в Ярославле был университет с 18-го года, - это был преобразованный Демидовский юридический лицей, но, я не считал, что это имеет ко мне какое-то отношение. Я работал ректором пединститута, по моему, работа удавалась, институт был на хорошем счету, в числе, по крайней мере, первой десятки педвузов Российской Федерации. Я знал, что Институт представлен к правительственной награде, поэтому резона и желания уходить куда-то у меня, естественно, не было.

Но потом состоялось несколько встреч с первым секретарем обкома - Федором Ивановичем Лощенковым. Первые две встречи окончились ничем - я просил подумать, но, третья встреча закончилась моим согласием, поскольку иначе я поступить не мог. Тогда существовало такое понятие, как партийная дисциплина. Что я буду делать и как я буду делать, я, естественно, не представлял, потому что кресло ректора в пединституте я занял уже в сложившемся Вузе со сложившимся коллективом.

В конце декабря я узнал, что издан приказ министра высшего и среднего специального образования РСФСР - Столетова Всеволода Николаевича о назначении меня ректором отсутствующего Вуза. Я должен был занять апартаменты политехнического института (тогда он был еще технологическим).

Вначале это было помещение хозчасти, во дворе, напоминающее сараечку. По приказу министра я взял на работу бухгалтера и секретаря-машинистку. Вместе с обкомом партии, отделом науки и учебных заведений, я потихоньку начал строить планы. Я не буду говорить о деталях, освещу только основные вехи.

Горисполкомом были даны две строительные организации и начался ремонт. Первое здание, на Советской, требовало солидного капитального ремонта, здание на Кировской требовало даже смены перекрытий. Мне серьезно помогали городские организации, больше всего Горисполком в лице недавно умершего Юрия Дмитриевича Кириллова - он оказывал колоссальную помощь в становлении университета. Так, общими усилиями, мы в июне объявили первый набор.

По постановлению правительства, подписанному председателем Совмина Косыгиным, мы должны были открываться в 71-м году. У нас был, так сказать, разбег. Но, обком счел, что столетний юбилей со дня рождения Ленина - это как раз то время, когда должен быть восстановлен Ярославский Университет, открытый в 18-м году по декрету, подписанному Лениным. Пришлось темпы усиливать, однако мы справились.

С десяти дневным опозданием начались вступительные экзамены. Провели их четко, организованно. К этому времени удалось взять на работу 30 преподавателей - больше по штату не полагалось. В двух учебных зданиях, с двумя просторными общежитиями, мы начали с трех сотенным коллективом студентов и тридцатью преподавателями свой первый учебный год. Когда меня спрашивают, какое событие запомнилось мне больше всего за тридцатилетнюю историю Университета, я не задумываясь, говорю - первое сентября 1970 года. Работа была проведена большая, у меня было много единомышленников, мои коллеги во всем мне помогали. Нет возможности даже вспомнить их всех (в смысле назвать имена), многие из них и сейчас работают в Университете.

Первого сентября в 9 часов утра зазвенел звонок, и я со своими коллегами встречал на площадке второго этажа приходящих студентов. В 10 часов мы открыли торжественное собрание в актовом зале. Присутствовали члены бюро обкома партии, члены исполкома областного совета. Красная площадь перед Университетом напоминала какой-нибудь съезд или заседание Верховного Совета - там стояли десятки черных лимузинов. Я открыл это торжественное заседание, поздравил первокурсников с началом первого учебного года и предоставил слово Ф. И. Лощенкову. А затем начальственные гости осмотрели оба здания, два общежития - впечатления были, по-моему, вполне хорошие. А, забегая вперед, скажу, что через год, уже в Волковском театре, где присутствовал весь коллектив Университета, мы произвели официальное открытие университета. На нем присутствовало много гостей: Валентина Владимировна Терешкова, Александр Николаевич Яковлев (он выпускник Ярославского пединститута), были ученые, работники министерства, ректора вузов. Вот так и начиналась наша жизнь.

Вопрос: Вы были Ректором преуспевающего Вуза. Вас не пугали те трудности, которые, очевидно, Вам предстояло преодолевать в процессе создания нового Университета?

Ответ: Признаюсь, я в начале трудностей не представлял. Хозяйственные трудности с ремонтом зданий и их оснащением меня не пугали. Был уже опыт. А вот потом, когда надо было добиться того, чтобы Университет встал на ноги, начались такие трудности, которых я никогда раньше предвидеть не мог. Когда они нахлынули на меня, пришлось отдавать им всего себя. Работа была очень большая, напряженная, аспектов в ней было множество.

Самая большая трудность - это, конечно, формирование профессорско-преподавательского состава. У меня было два источника: первый - Ярославский пединститут. Оттуда я пригласил способную профессуру, а также ряд опытных доцентов. Второй источник - самый главный, который действовал на протяжении всех лет - это принятие по конкурсу из других вузов. Объявлялся свободный конкурс, о чем сообщалось в газетах, и люди сюда буквально хлынули. Сказать, что я не мог найти преподавателя на какую-то должность - профессора или доцента, я не могу. Земля слухами полнится. Люди, очевидно, наводили справки в министерстве, где им говорили, что здесь совершенно беспрепятственно, каждому приходящему на работу выдаются благоустроенные квартиры в центре города. Так оно и было. В начале я обеспечил всех преподавателей в первом году, а в кармане у меня, условно говоря (в ящике стола), лежали ключи еще от такого же количества квартир. И когда приезжал очередной профессор, я считал своим долгом посадить его в машину, свезти в наш дом на Салтыкова-Щедрина 59, и сказать: выбирайте - есть квартиры на разных этажах.

Вот в этой работе трудности сказывались. Так, оказалось, что характеристики, выдаваемые в ряде Вузов, не соответствовали качествам преподавателей. Я признаюсь, за 18 лет работы ректором, никогда ни одного из своих коллег в других городах не обманывал. Если я хотел, попросту говоря, избавиться от кого-то - он не удовлетворял требованиям, то я никогда не давал ему блестящую характеристику, в лучшем случае - нейтральную. А тут получалось так, что некоторые ректоры вузов давали отличные характеристики, а потом я понимал, что данный работник никак не украсит кафедру. Потом когда я встречался с ректором и говорил: "Что же ты написал про своего доцента или профессора такие слова?". Он говорил: "Извини, я не знал как от него избавиться, а он хотел поехать к тебе.". Вот, если откровенно говорить, с такими трудностями я встречался не редко, и многие сегодняшние работники университета это могут вспомнить. Главное в кадровой политике было одно - должны были приниматься на работу люди, которые в состоянии начать у нас научные школы.

Когда я сейчас оглядываюсь назад, смотрю на современное состояние университета, знаю что скажем, к примеру, у математиков научные школы состоялись. Я пригласил на работу целую группу математиков из Воронежского университета, известную школу Красносельского. И сейчас, наверное, несколько ответвлений солидных математических школ здесь действует. Достаточно посмотреть, как плодотворно, молодежь защищает докторские диссертации. Причем среди них наши выпускники. Вот это, пожалуй, было главным в направлении кадровой деятельности.

Я не хочу преувеличивать трудности, но мы всегда находили кадры. То ли это расположение нашего города сказывалось - центр России, Волга. То ли это какие-то черты нашего вузовского города, культурного центра России.

Вопрос: Помогали ли местные власти? Насколько велика была помощь местных властей в процессе создания университета?

Ответ: Помощь местных властей, несомненно, была, без нее начать работу университет не смог бы, хотя бы потому, что нужна была материальная база, которой у нас не было - мы создавались на нуле. Вообще, начало 70-х годов - это было такое время, когда университеты в стране росли как грибы после дождя. Но в основном, университеты в областных центрах создавались на базе пединститутов. Я считал всегда это нежелательным. Университет никогда не заменит педвуз в подготовке педагогических кадров, потому что у него другие задачи, Подготовка педагогов для университета - это одна из задач, но не главная. Например, когда в Башкирии был создан на базе пединститута университет, это был первый в истории России тех лет университет на базе пединститута. А через три года администрация Башкирии просит правительство разрешить им создать вновь пединститут, потому что им не хватает педагогических кадров. А теперь о помощи властей. Если проследить ее графически от 70-х, скажем, до 80-х годов, уровень этой помощи все время спадал. То есть восторг от создания Университета, который ощущали местные власти, скоро превратился просто в будничную вещь. Сначала ликовали, что Ярославль стал университетским городом, а потом это стало обычной, банальной вещью. Поэтому все труднее и труднее было, допустим, получать квартиры. Если в первые три-четыре года поток квартир обеспечивал потребности, то потом преподавателям приходилось по несколько лет ждать.

Что касается помощи промышленных предприятий, она, признаюсь, не столь уж велика. Вспоминается мне моторный завод, который выделил средства на оборудование вычислительного центра, а, пожалуй, каких-то других серьезных вкладов от других предприятий я не вспоминаю. В целом, несомненно, и советские органы, как мы тогда их называли, и партийные органы всегда были внимательны к руководству университета, и по мере своих сил и возможностей старались и оказать ему помощь, и пойти навстречу.

Вопрос: Может персонально кого-то отметить?

Ответ: Персонально я бы вспомнил в связи с этим заведующего отделом науки и учебных заведений обкома Михаила Николаевича Шапошникова, очень энергичного инструктора этого отдела, которая курировала наш университет, - Анастасию Алексеевну Турлаеву, но прежде всего мне вспоминается, и я по моему уже о нем говорил, бывший председатель горисполкома, мэр города по-нынешнему, Юрий Дмитриевич Кириллов, который оказывал огромную помощь университету, и отвечал на все наши запросы.

Вопрос: Что Вам не удалось сделать, может быть, Вы какие-то вещи сделали бы по другому?

Ответ: Вы знаете, я пожалуй не могу ответить на этот вопрос, и обосную это как философ по профессии. Наверное, ни у одного человека еще не бывало так, чтобы закончив какое-то серьезное дело, и, будучи самокритичным, он бы мог сказать: "мне, наверное, все удалось". Нет, он все равно, будучи самокритичным, скажет - "нет, мне многое не удалось".

Мне трудно говорить о том, что мне не удалось. Я считаю, что мне удалось одно, (точнее не мне, а нам - действовал целый коллектив) - университет встал на ноги, я бы сказал - университет состоялся.

Если в конце 70-х годов можно было думать - а как дальше пойдет? Нарастали задачи, увеличивалось количество специальностей, надо было оборудовать новые лаборатории, появилась современная компьютерная техника. И можно было думать - а справимся ли мы? Теперь, когда я оглядываюсь на своих коллег, кто продолжил мой путь с 84-го года, я говорю, что все-таки, основная задача была решена. Наверное, и в МГУ не все удается, и в Стэнфордском Университете, и в Гарварде не все удается, но главное - Университет состоялся. Это сегодня, как я знаю, известный в стране университет, это солидный научный центр России. Мне приятно, что удалось это сделать.

Вопрос: Какие факультеты были в Университете на момент открытия?

Ответ: Когда мы открывали университет, вопрос о специальностях был, конечно, очень важен. Я всегда знал, что университет - это классическое учебное заведение, и в нем должны быть представлены все естественные науки. Физико-математические, все гуманитарные науки : филология, история, языки и прочее,. Но, поскольку у нас был солидный пединститут, а там историко - филологический факультет, факультет иностранных языков, то я от предложения ввести гуманитарные специальности, кроме истории, отказался. Мы стали бы дублировать друг друга. Но зато мы открыли психологическую специальность, психологов в стране явно не хватало, это была очень острая проблема. Мы открыли также экономический факультет с двумя специальностями: одна специальность сейчас устарела - она чисто советская - планирование промышленности, а вторая специальность - бухгалтерский учет, которая сейчас расширена по объему подготовки, она живуча и нужна до сих пор. Мы открыли юридический факультет, весьма состоявшийся. Мы открыли биологический факультет, математический и физический факультеты.

Вопрос: Лев Владимирович, Ваши пожелания Университету в год его тридцатилетия.

Ответ: Прежде всего, мне хотелось бы пожелать коллективу Университета быть преданным ему, чтобы студенты ходили не по обязанности на занятия, а потому, что они учатся в Ярославском Университете имени Демидова, который уже имеет достаточно солидный авторитет и не только в городе, области, а, может быть, и в России. Мне хотелось бы также пожелать, чтобы каждый был сначала достоин самого Университета, как эталона Высшей школы, а затем конкретного Университета, носящего определенное имя, которое связывает нас с историческими корнями, с прошлым России, с прошлым ее культуры. Ну, и наконец личные, человеческие пожелания: желаю каждому здоровья, душевного спокойствия, семейного благополучия, всяческих, всяческих радостей и удовлетворения от того, что они живут сегодня и работают в период очередного юбилея Университета, и пусть для них еще долгие-долгие десятилетия этот юбилей будет памятным.

5 октября 2000 г.

Личные инструменты